Старинные русские ноты
золотого века фортепиано

Старинные русские ноты
золотого века фортепиано

«Памяти Пушкина»,
«Столичная жизнь», «Болеро»
Вальсы Николая Зубова
Valses pour piano par Nicolas de Zouboff:
«Скорбная лира», Residenzleben, Deuxième bolero nouvelle valse «espagnole»
Памяти Пушкина «Скорбная лира»
Санкт-Петербург, собственность издателя Юлий Генрих Циммерман (№ 982)
Выпуск 1899 года
«Столичная жизнь»
Санкт-Петербург, собственность издателя Юлий Генрих Циммерман (№ 2444) из «Альбома новых вальсов»
Дозволено цензурой 8 октября 1898 года
«Второе болеро», вальс в «испанском» стиле
Санкт-Петербург, собственность издателя «Музыкальный мир» (№ А. 4 Ф.)
Дозволено цензурой 12 декабря 1898 г.
«Скорбная лира»
Памяти великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина
Автор пьесы (написанной к столетию великого поэта) просто и талантливо создал прекрасную музыку, стилизованную в манере старинного вальса пушкинских времён (начала XIX века).
        Интересно, что забытый сегодня русский композитор Н. В. Зубов был пианистом-любителем с феноменальными способностями. Николай Владимирович играл на рояле по слуху и сочинял музыку, не зная нотной грамоты. Ноты его произведений записаны, очевидно, кем-то другим.

Ангелочек (на обложке) указывает перстом на портрет Александра Сергеевича; кажется, это своеобразная аллюзия на потрясающее стихотворение «Пророк». Название пьесы (Скорбная лира) также говорит о великом предначертании поэта-пророка «жечь глаголом сердца людей». Облик Пушкина обрамлён лавровыми и пальмовыми ветвями — символами победы и высших достижений в искусстве. Вверху парит излучающая божественный свет «Золотая лира» Пушкина.

...Перстами лёгкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полёт,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье...
(Пушкин)

Яндекс.Метрика