Старинные русские ноты
золотого века фортепиано

О коллекции

Владелец коллекции в какой-то момент (в 2013 году) решил представить стране (а заодно и остальному миру) свои старые ноты и создал этот сайт, посвящённый тем чудесным старинным временам, когда вокруг царили живые звуки природы, живые человеческие чувства и живое звучание рояля (фортепиано). Такие благословенные места ещё сохранились на просторах прекрасной России, где с комфортом (возле рояля «J. Becker» поставщика Двора Его Императорского Величества «Я. Беккеръ въ С.-Петербургѣ») расположилась

уникальная коллекция — старинные ноты для фортепиано, выпущенные в Российской империи и СССР в период 1830—1940-х гг.

Основу коллекции составляют русские (российские) издания периода расцвета, называемого «Прекрасной эпохой» — La Belle Époque (1870—1914). Это время царствований Александра III и Николая II — несколько десятилетий перед Первой мировой войной и двумя революциями 1917 года. В небольшом количестве добавлены некоторые замечательные выпуски, изданные в СССР; этот необычный советский период истории сегодня (с высоты прошедших лет) можно назвать «Второй Прекрасной эпохой».
         В первую очередь я размещаю редкие и лучшие (на мой музыкальный вкус), а также чем-то интересные или необычные произведения (издания); особое внимание уделено тем российским авторам, музыка которых была забыта и потеряна из-за довольно стремительного исторического и музыкального развития России.
         Кстати, при скорости оцифровывания 3—5 нотных страниц в неделю (как это происходит сейчас) работа над сайтом будет завершена не так стремительно — по приблизительным расчётам это произойдёт в 2613 году, к тысячелетнему юбилею Дома Романовых.

Мои комментарии к нотам носят импровизационно-развлекательный характер; они не претендуют на научность и историчность, отражая лишь мой художественный взгляд коллекционера-энтузиаста.
         Тексты (комментарии) — плод моей фантазии и размышлений, как результат энциклопедических знаний от прочитанных книг и сыгранных нот — с применением дедуктивных методов Шерлока Холмса, капитана Жеглова и Макса Отто фон Штирлица
.
         Кроме того, я, в силу природной пытливости и любознательности (подобно мистеру Сэмюэлю Пиквику, эсквайру) не мог оставить без пристального внимания такой удивительный феномен человеческой природы, каковым являются старинные русские ноты для фортепиано.

Помимо прочего, в нашу эпоху интернет-фейков и вызванного ими невежества (перефразируя Джерома К. Джерома) главное достоинство моих комментариев — это не их литературный стиль и даже не изобилие содержащихся в них разного рода полезных сведений, а их правдивость.

«Золотой век фортепиано» — конец XIX и начало XX столетий — время определённого расцвета музыкального развития российской цивилизации. Фортепиано в качестве рояля — своей совершенной формы — достигло вершины конструктивной и звуковой эволюции. (Кстати, в Российской империи перед началом Первой мировой войны существовало около 800 фортепианных фабрик, выпускавших ежегодно до 20 000 роялей и пианино; кроме того, примерно такое же количество инструментов поставлялось из Германии).
          В том мире, где ещё не было суррогатных музыкальных продуктов, звукозаписи, радио, телевидения, компьютеров, автомобилей и прочих гаджетов, и где ещё царила красота естественных природных звуков — слух и ощущения человека сохраняли свою первозданную чувствительность и натуральную чистоту. В старинной «тишине» прошлого звук фортепиано создавал яркий и мощный всплеск чувств и эмоций.


В ту эпоху вся музыка существовала лишь в виде «живого» физического исполнения и воспроизвести её можно было только двумя способами: либо с помощью нот (по нотам или выучив наизусть), либо в качестве импровизации (сочинения в момент исполнения) особо талантливого музыканта. Ноты представляли собой основной «медийный продукт» (если можно так выразиться).
          Это было время, когда живая музыка (и только!) занимала огромную часть жизни; более того, для многих это была сама жизнь, как способ существования и самовыражения, как возможность духовного общения с близкими людьми (или даже богом). Музыка означала всегда и везде живое человеческое исполнение, непосредственное чувственное общение людей.

Что такое ноты и фортепиано?
Ноты — послание, письмо, отправленное автором другим людям. Музыка — универсальное и абстрактное искусство, и язык такого письма может быть понятен людям любой национальности в разных странах. Это послание может быть наполнено чувствами, или юмором, или переживаниями, или просто красотой, а, может быть, и ничем. А, может быть, и всем сразу.


Ноты — это ключ к путешествиям по прекрасным бесконечным мирам, которые находятся вне обыденной видимой (световой) реальности, — в невидимой, но чувственной области божественного «зазеркалья». Кстати, перефразируя Фаину Раневскую, можно серьёзно пошутить: ноты живут так долго, что ещё помнят порядочных людей.

Рояль (фортепиано) — «волшебный портал» для музыкального фантастического путешествия; метафизический инструмент, при помощи которого человек может получить ещё одну (вторую) жизнь в «параллельном пространстве». Игра на рояле (совершенном фортепиано) — самый сложный вид деятельности человека — это гармония движений души, интеллекта и тела. 


Рояль совершенствует дух, разум и мышцы одновременно — в отличие от большинства современных гаджетов, которые совершенствуют лишь собственную глупость или лень человека и превращают его — homo sapiens — в свой примитивный обслуживающий придаток — homo gadgetus.

«Музыкальная торговля» — так называли нотные магазины — была обычным и весьма распространённым местом времяпрепровождения. В каждом таком заведении (по традиции) располагался рояль (или пианино), на котором покупатель или специальный сотрудник (пианист-тапёр) могли проиграть ту или иную пьесу из желаемых для покупки нот. Обычное посещение магазина превращалось в интересное фортепианное «шоу» — там всё время звучали живые звуки музыки.
          После многочисленных визитов и покупок (уже в домашней обстановке) ноты накапливались беспорядочными кучками. Чтобы придать этой бумажно-музыкальной «стихии» чёткий порядок и красоту, стопки нот отдавались в мастерскую для переплёта в виде томов-подшивок с твёрдой обложкой; при этом владелец нумеровал издания, устанавливая желаемый порядок их расположения в альбомах; на корешках и обложках обычно изображались (золотым тиснением!) инициалы счастливого обладателя; подшивки-альбомы располагались в специальном «нотном шкафу» за стеклом, эффектно сверкая золочёными корешками. Для оперативного пользования нотами (во время игры) предназначался специальный столик или этажерка возле рояля; класть ноты (или вообще что-нибудь) на крышку или корпус инструмента считалось дурным тоном.

Названия многих пьес в нотах, выпущенных в России, в силу исторической европейской традиции XVIII—XIX веков указаны на французском языке (как и многие тексты на обложках нот).
           По правилам девятнадцатого века заголовок и титульный лист музыкального произведения должны быть изложены по-французски, а исполнительские указания — по-итальянски. Следуя этому, оригинальные французские названия указаны в подзаголовках страниц сайта. Впрочем, иногда издатели добавляли к традиционной французской обложке (титулу) ещё одну — на русском языке.
           К началу XX века французские заголовки постепенно исчезают из публикаций (особенно популярной музыки) и остаются лишь как академическая традиция в выпусках классического репертуара примерно до конца 1930-х годов.

Подзаголовки некоторых пьес в каких-то случаях (особенно после 1894 года) давались не на французском, а на немецком языке — такова была особая традиция некоторых нотных издателей—«русских немцев». В этом также проявлялась дань уважения последней русской императрице Александре Фёдоровне, урождённой немецкой принцессе Гессен-Дармштадской, которая, конечно же, играла на фортепиано (как, впрочем, и все члены императорской семьи).
          Вообще говоря, в России XIX века основными иностранными языками международного общения были французский и немецкий, а вовсе не английский (который воспринимался грубо-примитивным).

«Casse-Noisette»
[«французский» титульный лист]
«Щелкунчик», балет Чайковского в переложении автора. Издание Юргенсона, Москва, 1892
«Kaukasische Nächte»
[«немецкий» подзаголовок]
«Кавказская ночь», старинный русский вальс Ипполита Лабади. Издание Циммермана, Санкт-Петербург, 1896
«Passing of Rag Time»
[«американский» заголовок]
«Прогулка-рэгтайм», оригинальный американский кекуок Артура Прайора. Издание Давингофа, Санкт-Петербург, 1903
Некоторые оригинальные названия кекуоков и рэгтаймов даны (всё же) на английском языке, который в начале XX века начал «разрушать» старинный классический «французский стиль» нотных изданий.
         Кстати, российские авторы начала 1900-х гг., под влиянием моды сочинявшие многочисленные так называемые «кэкъ-вокъ» (фортепианные пьесы в «американском» стиле — кекуок, рэгтайм), давали названия своим произведениям всё же традиционно на французском и русском языках.

Датировка старинных нот представляет некоторую задачу, так как в XIX — начале XX вв. издательства не указывали год выпуска (эта традиция появилась лишь после Октябрьской революции 1917 года). Отсутствие даты объяснялось тем, что одно и то же нотное издание могло выпускаться (в неизменном виде) неоднократно в течение нескольких лет и даже десятилетий по мере коммерческого успеха продаж. Год (период) издания я определяю косвенно и приблизительно: по дате копирайта, автографам бывших владельцев, дате цензурного разрешения, качеству бумаги, датам наград на выставках, способу печати, дизайну обложки, стилю музыки, номерам гравировальных досок и т. д.
Штампы нотных магазинов на многих обложках были нужны: во-первых, для рекламы продавца; во-вторых, для предотвращения спекуляций; в-третьих, для информационной «привязки» издания к конкретному магазину. В то время действовала система нотных абонементов: посетитель магазина мог, купив какие-либо издания, в дальнейшем обменивать их на другие; штампы же нужны были для идентификации мест, куда нужно было возвращать издания. Кроме того, внутри самого магазина таким образом можно было легко отличить новые (неоплаченные, без штампа) ноты от участвующих в абонементе (подержанных). В большинстве случаев по штампу можно определить, где ноты были впервые проданы. Некоторые особо педантичные магазины даже устанавливали дату этого волнующего события (в лучших традициях перфекционизма того времени).
Красочные обложки некоторых изданий привлекательны как рекламные арт-объекты своей эпохи, которые, однако же, иногда не соответствуют музыкальной ценности их содержания. Хорошая музыка прекрасна сама по себе, независимо от рекламной упаковки. С другой стороны, никакие «весёлые картинки» не превратят убогую в музыкальном отношении пьесу — в шедевр.

Очевидно, искусство (как всякое подлинное чувство) проявляется в том, что становятся ненужными лишние ухищрения, ставшие бесполезными. Настоящая красота не нуждается в украшениях. Кроме того, всяческие рекламные «завитушки» затрудняют поиск искусства там, где оно таким образом скрыто и (с другой стороны) помогают замаскировать то, что искусством не является. Сознавая это, издатели прошлого выпускали ноты также и в «простом» виде, без «красивеньких» рисунков.

Авторство некоторых произведений неизвестно в силу традиции XIX века, когда главное место занимало имя исполнителя, а не автора. В эпоху исключительно живой музыки и отсутствия звукозаписи основной фигурой был пианист-интерпретатор, а не сочинитель, имя которого часто терялось, особенно в случаях, когда мелодия становилась очень популярным «хитом». Во многих изданиях фортепианных переложений (транскрипций) часто указано лишь имя аранжировщика-интерпретатора (транскриптора) или даже не указано вовсе. Кстати, закон об авторском праве был принят в Российской империи в 1911 году и (в том же виде) утверждён декретом РСФСР в 1918-м. В анонимных случаях я иногда указываю имя автора оригинала, если мне удалось его выяснить.
Какова ценность старинных нот?
Я придерживаюсь странного мнения, что коллекционирование, как и любое настоящее искусство — вещь по своей сути бесполезная, имеющая либо нулевую, либо бесконечно огромную цену. Следовательно, эти антикварные нотные листочки либо ничего не стóят, потому как никому не нужны, либо, наоборот, для кого-то бесценны, потому что содержат уникальную пищу для познания, материал для совершенствования, основу для создания нового прекрасного будущего.

          Хотя, с другой стороны, перефразируя пушкинского книгопродавца, не продаётся вдохновенье (оно бесплатно, как этот сайт с файлами pdf), но можно рукопись (оффлайн-коллекцию) продать.
Какова цель коллекционирования?
Многие коллекционеры собирают старые ноты ради красочных художественных обложек (цель — рисунок, художник, стиль оформления). Меня это интересует лишь отчасти: либо как исторический фон — во многих случаях ноты являются подлинными артефактами эпохи и напрямую показывают исторические события (и оценку этих событий современниками) без искажений; либо как художественное воплощение того замечательного времени, когда рисунки, гравюры и шрифты создавались вручную живым человеком, а не бесчувственной компьютерной программой.
          Однако, главное — музыка, ноты, тайные знаки из прошлого, в которых скрыто чувственное послание автора; разгадкам этих тайн посвящён сайт. Коллекция нот — это коллекция волшебных звуков и чувств, которые можно извлечь из рояля.
Коллекция не претендует на полноту чего-либо, кроме блистательной полноты самой себя. Она отражает небольшой кусочек избранного (на мой вкус) из огромного «океана» нот для фортепиано, когда-то выпущенных в России. Кроме того, пока оцифрована лишь небольшая часть собрания.

Произведения так называемого «классического (академического) репертуара» не являются основной целью сайта — они и без того достаточно растиражированы; здесь представлено лишь некоторое количество таких пьес в нескольких разделах:
Шедевры русской музыки (Чайковский, Рахманинов, Скрябин,..)
Ноты для детей (Чайковский, Шуман, хрестоматии и сборники разных авторов)
Барокко (Бах, Рамо, Скарлатти, Куперен,..)
Классики (Гайдн, Моцарт, Бетховен, Клементи,..)
Романтики (Мендельсон, Шопен, Григ, Шуберт, Шуман, Лист, Сен-Санс,..)
Произведения Дебюсси размещены в разделе
«Парижский салон»
Что играть?
Для учащихся, занимающихся фортепианным искусством, многие развлекательные пьесы «лёгкого жанра», размещённые на сайте, нужно рассматривать лишь как исторический экскурс, не затрагивающий основные учебные занятия.
           Выбор тех или иных произведений для изучения, разучивания и исполнения необходимо тщательно продумывать и согласовывать с опытным преподавателем — в соответствии с этапами обучения, личными способностями и конкретной целью достижения тех или иных музыкальных успехов; говоря проще, не бренчать на клавишах всякую «сопливую попсовую дребедень», а заниматься прилежно и тщательно — образцовыми (классическими) шедеврами. Как говорил Гаврош (а он кое-что смыслил в искусстве!), «У нас нет времени читать романы господина Поль де Кока!»
Все издания расположены по разделам. Некоторые из них названы по формам или жанрам произведений, например, «Вальсы» или «Рэгтайм, кекуок»; другие же — по стилю или особому характеру, например, «Русский салон» или «Кавказ»
         В целом такая классификация (как и любая другая) условна и отражает лишь моё субъективное стремление всё упорядочить.

Внутри каждого раздела ноты расположены в «творческом беспорядке».
Яндекс.Метрика